Lasiodora

радиопьеса

1999 год

Сентябрь

МАКС

Первый учебный день последнего года в этой грёбаной школе. Звонок прозвенел весь класс в сборе. Заходит наша училка Нина Юрьевна. За ней в класс входит этот мудак. Училка такая: «Знакомьтесь, наш новый ученик — Ян Новосёлов».

ЯН. Приветствую вас, друзья!

Он так и сказал: «Приветствую», будто мы на приёме у королевы Англии. На его шее болтается дебильный галстук, как у ковбоев в кино.

МАКС. Эй, ковбой, где твоя кобылка?

Я показал ему fuck.

ЯН. Индейцы показывали средний палец, как символ фаллоса, своим возлюбленным дамам, призывая их к соитию. Могу ли я расценивать твой жест, как приглашение к соитию с тобой?

МАКС. Ты чё, охренел?

Нина Юрьевна говорит: «Мальчики, не ссорьтесь».

ЯН. Мы и не ссоримся! Друзья, предлагаю познакомиться более приятным способом. Всех приглашаю сегодня в актовый зал на вечеринку!

МАКС. Если ты думаешь, что вечеринка спасёт тебя от дедовщины, то ты тупоголовый лох.

ЯН. В отличие от большинства, я в эту школы поступил своим умом, а не папиными деньгами. И кто из нас тупоголовый?

НИНА. Выяснять отношения будете на перемене, а сейчас урок! Успокоились оба!  Тема нашего урока –  Вторая Мировая война…

ЯН. Yes! Обожаю Гитлера!

ЛИЗА

Вот тогда-то я аж вздрогнула от неожиданности! Как можно обожать Гитлера? Нина Юрьевна тоже возмущена.

НИНА. Восторгаться этим дьяволом – это моральное преступление, молодой человек.

ЯН. А почему мы должны верить, будто Гитлер – дьявол? Откуда взялась эта оценка на полотне истории?

Я тогда подумала, что Ян умственно отсталый. Как можно не знать, почему Гитлер – самый отвратительный человек в истории.

НИНА. Деды твоих одноклассников, Ян, погибли на войне…

ЯН. Лично от рук Гитлера?

НИНА. Не перебивай меня!

ЯН. Вы всё равно не скажите ничего нового. Историю, которую вы нам диктуете из советских учебников – пропаганда, а не наука.

НИНА. Это же смешно! Господи!

ЯН. Господи? Вы ещё и сектант?

Нина Юрьевна аж покраснела от гнева. Теперь Ян называет всех нас сектантами только за то, что мы христиане.

ЛИЗА. Сам ты сектант! Антихрист! Только такие антихристы, как ты могут говорить, что любят Гитлера.

ЯН. О, да! Праведный гнев!

НИНА. Ян! Немедленно извинись перед всем классом за оскорбление чувств верующих.

ЯН. Просите, чтобы я перед вами на колени упал и молил о прощении? Увольте. Молить о прощении и кается в грехах – это ваше дело. Вся история вашего мифа о Христе основана на выманивании прощения и несении креста – символа смерти и мучения. Ведь это вы распяли Христа. И это вы, ссылаясь на религиозную этику, говорите нам что такое хорошо, а что такое плохо? Вы, убийцы, праведные грешники, смеете называть великого диктатора дьяволом? А ведь сами легко бы пошли за таким лидером, как он.

Нина Юрьевна краснеет и дрожит от гнева. Я вижу, как в ней кипит желание ударить Яна. А этот сумасшедший будто наслаждается ненавистью:

ЯН. «Бог умер» –  твердил другой безумец, который, подобно Христу, стал изгоем в стаде таких конформистов, как вы. И где же храм его Истины? Быть может, возведут его через две тысячи лет? И бородатые диктаторы заставят вас презирать тех, кто верит в живого бога. И вы, предатели отцовской веры, виновники смерти Бога, ослепните от блеска сводов новой церкви, падёте ниц перед извращённой маньяками Истиной и приклеите под нос большущие усы. Я говорю о Ницше. Когда-то и его называли антихристом, не так ли?

МАКС

Мне на всю эту чушь как-то пофиг. Но я хотел втащить этому выпендрёжнику.

МАКС. Слышь, пидор, сказано тебе заткнись!

НИНА. Сядьте! Не хватало мне ещё драки.

Я дождался перемены, взял пару своих пацанов и затащил Яна в сортир.

ЯН. Интим?

МАКС. Сейчас ты, сука, у меня отсосёшь.

ЯН. Прости, но ты не в моём вкусе.

МАКС. Ты чё улыбаешься, дебил? Я тебе щас жопу порву!

ЯН. Какие у тебя сексуальные угрозы. Но если любишь – отпусти.

Я схватил Яна за горло, но этот ублюдок вывернул мне руку так, что я заорал от боли. Он вынул нож и приставил к моему горлу.

ЯН. А теперь, суки, оставьте меня с Максом наедине.

Я кивнул корешам, чтобы они вышли из сортира.

МАКС. Больно! Урод, ты кто такой?! Отпусти! Ты хоть понимаешь, кто мой папа?

ЯН. Да, если бы не деньги твоего папаши – вора в законе – ты бы тут не учился.

МАКС. Если ты меня тронешь, мой отец тебя в лесу закопает.

ЯН. А причём тут папа? Твою бабу тоже папа ебёт? Только что мне своим членом угрожал, а оказывается у тебя даже яиц нет.

Он меня отпустил. Я упал на грязный пол. Моя рука онемела. Ян спрятал нож, протянул мне руку и помог подняться.

ЯН. Знаешь, почему твой папаша – крутой мужик, а сам ты – кусок говна? Твой отец в твои годы уже дела мутил, а ты только понтуешься. Короче, пацан, если хочешь реально подняться, у меня есть к тебе дело. Если не боишься, замутим крутую тему.

МАКС. Ты кто нахер такой, чтобы я с тобой дела мутил?

ЯН. Тебе решать кто я. Твой друг. Или твой враг. Сомневаюсь, что ты хочешь такого врага как я.

МАКС. Да мне срать! Ты че думаешь, я тебя боюсь?

ЯН. Макс, я уверен, у нас с тобой много общего. Мы оба должны закончить школу, хотя нам насрать на учёбу. Но нам надо как-то не сдохнуть от скуки в этом аду. У меня есть хорошая идея. Но мне нужен сильный, уверенный в себе товарищ, которого уважают в школе все нормальные пацаны. Тебя ведь уважают?

МАКС. И чо?

ЯН. Короче, есть один склад, там хранятся новенькие компьютеры. Пока у нас в стране никто не знает что это такое. А мы с тобой откроем компьютерный клуб. Нужно только стать друзьями.

Мне показалось, что Ян нормальное дело придумал. Компьютерный клуб так-то, это вообще крутяк. Наверное.

МАКС. Слышь… Ты откуда вообще взялся?

ЯН. Наверное, ты хочешь знать, какие у меня связи? В этой элитной школе у всех есть связи, верно? Дети олигархов, чиновников, судей и прочее. Что ж, не бойся, я сам по себе. Я поступил в эту школу благодаря своему уму, а не деньгам. Государство выделило мне в этой школе одно бюджетное место, надеясь на то, что я стану великим учёным. Без лишней скромности скажу, что у меня есть на то потенциал. Но скажу тебе по секрету, что это не входит в мои планы. Будь спокоен, Макс, за мной никто не стоит. У меня нет нужных связей, поэтому ты и нужен мне.

МАКС. А мне ты нахер не нужен. Пошел в жопу!

ЯН. Макс, а что если твоего отца снова посадят в тюрьму? Скажем, на 15 лет. Что ты будешь делать после окончания школы? Кто ты такой без своего отца? А я тебе предлагаю совместный бизнес. Подумай, пацан. Зачем отвергать дружбу такого человека как я?

МАКС. Затем, что я не знаю кто ты.

ЯН. А ты почувствуй. Что тебе подсказывает интуиция?

Не знаю, как объяснить, но Ян мне показался реально необычным, охеренно мощным человеком. Он не похож на моих сверстников. Я сразу почувствовал в Яне реального авторитета.

МАКС. короче, чё делать-то надо?

И тут нежданчик такой: Ян со всей дури бьётся лицом о стену.

ДЭН. Хуле ты делаешь?!

ЯН. Пусть все думают, что ты меня побил. Ты должен оставаться авторитетом в глазах своих друзей.

ЛИЗА

Я горжусь тем, что состою в ученическом совете нашей школы. Председатель совета – Стас. Многие в школе его недолюбливают.

СТАС. Друзья, познакомьтесь с моими новыми телохранителями – Валера и Толик. Пусть они вас не смущают. Сами понимаете, папа меня без охраны в школу не отпустит.

Но нельзя ненавидеть человека только за то, что он сын влиятельного чиновника из Кремля. Стас всегда заботится о развитии школы.

СТАС. В этом году у нас большие планы, друзья. В этом году мы получим аттестаты и покинем школу, но наши имена будут помнить ещё долго.

Мы встретились в зале ученического совета во время большой перемены.

СТАС. В первую очередь, мы введем обязательную школьную форму. Прекрасная традиция была в советском союзе. И мы её вернем. Недопустимо, чтобы девочки ходили в школу в рваных джинсах, а мальчики в цветных футболках. Футболка – это вообще нижнее бельё. Срам!

Наше собрание прерывает звонок на урок.

СТАС. Продолжим наше заседание сегодня вечером в актовом зале.

ЛИЗА. Но… Стас, вечером в актовом зале будет вечеринка.

СТАС. Какая ещё вечеринка?

ЛИЗА. Новенький из моего класса организовывает.

СТАС. Школа – не место для вечеринок. Сегодня начало учебного года, а не выпускной бал. Я поговорю с директором.

Я иду на урок. Учительница ещё не вошла в кабинет. Одноклассники как всегда начали издеваться за то, что я состою в ученическом совете.

МАКС. Эй, Лиза, а ты у своего Стаса сосёшь?

ЛИЗА. Пошёл в жопу, дебил!

Не повезло мне учиться в классе идиотов. Я и вступила в ученический совет, чтобы самой не превратится в идиотку. В моём классе учатся дети бизнесменов, поэтому я попала сюда. Я ведь дочь владельца фармацевтической компании.

МАКС. Повезло тебе, сучка, что я баб не бью.

Неожиданно  за меня заступился новенький.

ЯН. Макс, отстань от девки. Если хочешь, чтобы и тебе отсосали, организуй свой клуб.

Этот Ян, конечно, мне показался неприятным типом. Но в том, что он умственно отсталый я сильно заблуждалась. Начался урок литературы, и Ян на этом уроке произвёл на меня впечатление.

ЯН. Салтыков-Щедрин, как человек острого ума, не только с поразительной точностью передал неизменную суть реалий России, но также выразил вполне явственную боль за свою погрязшую в бюрократизме, взяточничестве и невежестве родину. Нам с вами полезно было бы шире изучить произведения Щедрина, чтобы понять и почувствовать то, о чём нас предупреждает писатель-провидец. Все мы – россияне – по существу своему являемся рабами от начала истории. Нам важно осознать то, что мы ведем себя как рабы – поклоняемся ли царю, богу или деньгам – во всех проявлениях нашего рабства мы неизбежно скатываемся во мрак средневековья.  Наши цепи – это предрассудки, невежество, традиции – всё, что мешает прогрессу и развитию истинной культуры.

Учительница по литературе прервала выступление Яна, она попросила его придерживаться школьной программы и высказывать своё мнение в соответствии с требованиями этой программы.

ЯН. Вот, дорогие друзья, о чём я пытаюсь сказать. Нам запрещают мыслить. Нас делают рабами даже здесь – в школе. Никому не верьте. Чтобы вас не заковали в цепи, остановитесь  и внимательно взгляните перед собой – не блестит ли на солнце невидимая сеть лжи. Иначе вас окутают густой паутиной, превратят в кокон, яд медленно лишит вас способности мыслить. Вас переварят прежде чем съесть. Единственный ваш щит  – критический разум, к которому не липнет паутина лжи.

Я была поражена тем, с какой искренностью Ян говорил эти слова. Так мне захотелось познакомиться с ним ближе. Ведь я и сама всегда думала о то, что он сказал… не смотря на то, что сейчас, когда распался Советский Союз, новая власть говорит о свободе слова, на самом деле у нас нет даже права на свободу мысли.

МАКС

Короче, хер нам, а не вечеринка. И всё из-за этого дебила Стаса – куска спермы кремлёвского урода. Короче, мы решили сходить на открытое собрание ученического совета. На сцене стоит этот Стас — маленький, с писклявым голосом. Урод, короче. 

СТАС. Итак, друзья, в этом году наша задача внедрить школьную форму. Прежде всего, нам надо придумать дизайн …

Ян такой встаёт и идёт на сцену. Охранники Стаса напряглись. Да, Стас всегда ходит с охраной.

ЯН. Эй, Стасик, а может фашистскую форму введёшь? А себе маленькие усики отрастишь? Как тебе идея?

СТАС. А ты кто такой?

ЯН. Я твоя головная боль.

Стас делает знак рукой своим охранникам, и они тут же выводят Яна из зала. По-моему, они его ударили… Я нашёл Яна у входа в школу. Из его носа текла кровь.

ЯН. Этот пидор у вас неприкосновенный, да?

МАКС. Если б не охранники, я бы давно ему зубы выбил.

ЯН. Ничего, Макс. Мы с тобой сделаем собственный ученический совет.

МАКС. И чо? Тоже будем решать, что для школы лучше? Типа скажем: «с завтрашнего дня бабам запрещается носить трусы?»

ЯН. Дэн, перестань притворяться дебилом. Давай лучше о деле. Есть у тебя знакомые, которые помогут нам ограбить склад?

МАКС. Допустим.

ЯН. В общем, делаем так: ты помогаешь мне ограбить склад, а я организую в школе платный компьютерный клуб. Установим на компы игры и будем пускать поиграть учеников за деньги. Одна минута за компом – один рубль. Деньги делим пополам. Как тебе идея?

МАКС. А кто тебе разрешит организовать клуб с ворованными компьютерами?

ЯН. Мы не будем спрашивать разрешения. Это предоставь мне. С тебя ограбление. И ещё кое-что. Нам нужна будет поддержка бандитов.

МАКС. Крыша?

ЯН. Есть у тебя связи?

МАКС. Допустим.

ЯН. Надежные ребята?

МАКС. Есть пара знакомых, они сейчас рынок возле школы крышуют. Могу договориться, чтобы и нам помогли. Вопрос в цене.

ЯН. За это не волнуйся.

Короче, Ян показал, где этот склад с компьютерами. Я взял пару знакомых пацанов и ночью мы пошли на дело.

ЯН. Сторожа здесь нет. С замком справитесь?

МАКС. Вообще фигня.

Я срезал замок болторезом. На складе мы увидели кучу всякого хлама. Похоже, кто-то ограбил вагон с электроникой. Тут и видеомагнитофоны, и музыкальные центры, и компьютеры. Мы взяли восемь коробок с компьютерами и один видеомагнитофон. Всё, что смогли унести.

МАКС. И куда их тащить?

ЯН. В школу естественно.

МАКС. Мы их даже через металодетекторы на входе  не пронесём.

ЯН. Не в саму школу. А в подвал.

В подвале – котельная,  в ста метрах от основного здания школы. Ян стучит в железную дверь котельной. Открывает наш сторож. Я напрягся, думал сейчас шухер начнётся. Но Ян поздоровался со сторожем и прошел внутрь. И мне такой: за мной. Мы с пацанами втащили компы в котельную.

ЯН. Семь компьютеров поставьте вдоль стены, а один сюда – возле котла. Этот компьютер будет главным. К нему будут через локальную сеть подсоединены все остальные. И его никогда не нужно отключать. Через пару дней я подсоединю к нему котел.

МАКС. Нафига?

ЯН. Это наша плата сторожу. Компьютер сам будет контролировать работу котла. А сторож может идти домой.

МАКС. Так реально возможно?

ЯН. Ты ещё даже не представляешь и одного процента возможности компьютера, мой друг.

МАКС. А ты где всё это узнал? У тебя компьютер есть?

ЯН. У меня есть мозг.

Через пару дней мы оборудовали компьютерный Клуб. Ян мне дал два таких же галстука, как у него.

ЯН. Это техасские галстуки. Один оставь себе, другой отдашь тому, кому доверяешь. Это наш дресс-код, чтобы лишние люди сюда не ходили.

Вблизи я рассмотрел изображение на бляшке галстука: чёрный паук.

ЯН. Этот паук называется «Лазиодора». Самый агрессивный паук в мире. Лазиодора плетет свои липкие сети в глубокой норе и приманивает к себе жертв. А если ты захочешь взять этого паука в руки, Лазиодора выстрелит тебе в глаза ядовитыми щетинками. Пусть Лазиодора станет нашим символом. Сначала мы построим здесь компьютерную сеть. И будем подобно пауку ловить в эту сеть игроков.

МАКС. Ещё пауков давят тапками.

ЯН. Лазиодору не раздавишь. Те, кто попытается нас задавить, узнает, что, что с нами шутки плохи.

Сначала я не понял, что значит « снами шутки плохи». Я и не предполагал, какие сети собирается сплести Ян на самом деле.

1999, ноябрь

ЧАСТЬ II

ЛИЗА

Уже в ноябре все крутые пацаны в нашей школе начали носить техасские галстуки, точно такие же, как у Яна. Никто не знал точно, с чем это связано, но я полагала, что это некий протест школьной форме. Стас тоже так думал.

СТАС. Это плевок нам в лицо, товарищи! Все, кто носит техасские галстуки должны быть наказаны!

Тут я впервые засомневалась в адекватности Стаса. Я считаю, что ученик не должен быть наказан за такую мелочь. И вообще Стас теперь казался мне  каким-то консерватором. Сначала он добился того, чтобы в школу вернулась советская школьная форма. Теперь он хочет вычеркнуть из школьной программы литературу, запрещенную в советское время и ввести уроки православия.

ЛИЗА. Но это ведь неправильно! Стас, в нашей школе учатся не только православные. И я против вычеркивания литературы из школьной программы.

СТАС. Если ты против здравомыслия, то тебе не место в ученическом совете.

У меня сложилось впечатление, что Стас просто пользуется могуществом своего отца. И все его школьные реформы – не более, чем комплекс неполноценности. Да, по сравнению с Яном Стас был далеко не гением и не красавцем. Возможно, я так изменила своё мнение о Стасе именно из-за Яна.

ЯН. Мы сами выбираем свой путь. Наши личности формируются от того что мы читаем, какую музыку слушаем, чьим словам верим. К черту список обязательной к прочтению литературы! На сегодняшнем уроке я прочту то, что впечатлило лично меня. Это Маяковский:

«Я в Париже живу как денди!

Женщин имею до ста!

Мой хуй как сюжет в легенде –

переходит из уст в уста!»

Да, Ян стал самым отвязным хулиганом в школе. Но он мне нравился. И он нравился всем. Я знаю, что все кто носит техасские галстуки – друзья Яна. И в отличие от Стаса, Ян всех привлек не своим могуществом, а умом и правдой. О, боже, как я хочу носить этот галстук!

МАКС

Желающих вступить в клуб оказалось до жопы. Всем было интересно поиграть в компьютерные игры. До этого мы о компах только в кино видели. А Ян даже сам компьютерные игры придумывал.

ЯН. Пацаны, представляю вам игру «Лазиодора». Цель игры – перестрелять к чёртовой матери всех ублюдков и взорвать военную базу врагов.

ПАРЕНЬ 1. ДА! Убьём всех нахер!

ПАРЕНЬ 2. Замочить врагов!

Это была очень крутая стрелялка. Мы стреляли в виртуальных врагов, а я представлял, как я стреляю в ботаников из ученического совета и чувствовал кайф! Я бешено нажимал на кнопки клавиатуры и мечтал так же нажимать на спусковой крючок автомата.  

ЯН. Внимание! Уважаемые «лазиодоровцы»! С сегодняшнего дня в клубе можно оставаться на всю ночь. Играем, бухаем, смотрим порно за полцены!

ПАРЕНЬ 1. Класс!

ПАРЕНЬ 2 Ян, ты бог!

Понятное дело, к нам в клуб просились все, кто знал о нашем существовании. Мы старались передавать галстуки только «своим», знакомым знакомых. У нас сложилась типа группа «своих пацанов». В клубе мы могли свободно болтать на разные темы. Короче, постепенно компьютерный клуб превращался в нечто большее.

ЯН. Лазиодоровцы, внимание! Отвлекитесь от игры. Сегодня знакомый нам всем Стас – долбанный председатель ученического совета –ввёл новую охранную систему в школе. Теперь нас будут обыскивать на входе. И разве кто-то считает, что это нормально? Этот кремлевский ублюдок заботиться о собственной безопасности, потому что он слабак, чмо – абсолютный ноль. Но именно такие чмошники почему-то контролируют нашу жизнь. Мы ничего с этим не можем поделать, но мы можем пофантазировать. Представляю вам новую игру: «Лазиодора: возмездие». Действие происходит в нашей школе. Главный злодей – Стас. Крушите, убивайте, мочите ублюдков!

Мне показалось странным, что Яна не интересуют деньги. Всю свою долю он тратил на пиво и сигареты для всех участников клуба. Яна больше интересовал Стас и вся его шайка из ученического совета.

ЯН. Пацаны, слыхали новость? Эти задроты из ученического совета хотят по всей школе видеокамеры поставить. Уверен, что это Стас со своим папашей постарались.

МАКС. Мы, блин, в школе или в тюрьме? Мой батя так-то тоже за школу платит, но я же всякой херни не предлагаю.

ПАРЕНЬ 1. Так-то да, этот Стас вообще уже обнаглел!

ЯН. Друзья, мы живём в новое время. Страх быть раздавленным властью должен остаться позади. Эпоха 90-х – это наша с вами эпоха. За нами будущее! И каждый из вас имеет право на свободу и на власть! Ваши отцы – предприимчивые «новые русские» — скоро будут править новой Россией. Так почему же здесь, в школе, мы продолжаем страдать от детей представителей действующей власти?

ПАРЕНЬ 2. Пошли они все в жопу!

Короче, мы развесили по всей школе портрет Стаса с надписью «Моя пидорская жопа под присмотром». А потом, мы срывали каждое собрание ученического совета в актовом зале. Один раз, например, мы подключились к микрофонам в актовом зале и как в «пиратских» фильмах переводили то, что говорит со сцены Стас. Мы сидели в своем подвале и слышали, что говорит Стас в актовом зале. А Ян в свой микрофон через компьютер посылал сигнал в актовый зал. Например, Стас в актовом зале говорил: «Приветствую, вас, участники ученического совета», вслед за этим зал слышал голос Яна: «Здравствуйте, товарищи коммунисты!»

СТАС. Сегодня мы поговорим о реформе образования, которую необходимо в виде эксперимента провести в нашей школе.

ЯН: «Сегодня я расскажу, как мой папа планирует превратить вас в ещё более тупоголовых ублюдков»

 СТАС. Что это за хулиганство?

ЯН. «Что за голос господа вторит моим словам?»

Стас просит телохранителей разобраться.

СТАС. Выясните, кто хулиганит с микрофонами.

ТЕЛОХРАНИТЕЛЬ. Слушаюсь, Стас.

ЯН. «Я твой внутренний голос, Стас! Я сама твоя суть! Я великий консерватор, я хочу отсосать у Сталина и внедрить его систему тотального контроля! В жопу прогресс и свободу!»

СТАС. Замолчи!

ЯН. «Да поможет мне папа захватить тотальную власть! Я Стас! Я верну вас в каменный век!»

Собрание было сорвано, а нас, конечно, никто не нашёл. Чтобы вступить в клуб, нужно было доказать, что ты не чмо. Как-то к нам попросился эта сучка Лиза из нашего класса.

ЛИЗА. Ян,  пожалуйста, возьмите меня в клуб!

ЯН. Во-первых, мы девочек не принимаем. Во-вторых, ты из ученического совета. Иди на хуй.

ЛИЗА. Я знаю, вы ненавидите Стаса… если хотите издеваться над ним, я знаю способ.

ЯН. Ok. Если сможешь зачмырить лично Стаса, галстук «Лазиодоры»  твой.

ЛИЗА. Да я уже всё придумала, парни! Следующее собрание ученического совета во вторник, после обеда. А я во вторник дежурная по столовой.

ДЭН. И?

Лиза хитро улыбнулась. Короче, она надыбала у отца химикатов каких-то, и подсыпала в тарелку Стаса во время своего дежурства. В общем, началось собрание, в актовом зале народу дофига. Стас нёс какую-то херню про несовершенство системы образования в школе.

СТАС. …В школе учат разврату! Взять того же Набокова. Он был извращенцем! Кто мне может объяснить, почему школьников заставляют читать порнографию…?!

И прямо во время речи у Стаса встаёт член.

СТАС. Эротические сцены в «Лолите» просто возмутительны! Разве можно допускать школьников к чтению порно?..

Стас запнулся, видимо, ощутил прилив сил между ног. Он в один миг покраснел, прикрыл папкой для бумаг бугорок на брюках. Кто-то из зала крикнул: «Эй, смотрите, да у него стоит!». Весь зал ржал. Не знаю, что там подмешала Лиза, но это было круто.

ЯН. Лиза, добро пожаловать в «Лазиодору»!

ЛИЗА

На следующий день я пришла в школу в галстуке «Лазиодоры». Меня сразу же отправили в кабинет директора.

ДИРЕКТОР ШКОЛЫ. Милая моя, Лизочка, ты ведь идёшь на золотую медаль по учёбе, зачем портить себе репутацию, когда учиться осталось совсем немного?

ЛИЗА. Не понимаю, о чём вы говорите.

ДИРЕКТОР ШКОЛЫ. Ну-ну. Лучше сними этот галстук и расскажи мне всё про этих хулиганов. Где они собираются, о чем говорят.

ЛИЗА. Вы с ума сошли? Какие хулиганы? Причем тут мой галстук?

ДИРЕКТОР. Учтите, юная леди, у вас будут большие проблемы. Кто там у вас главный? Макс?

ЛИЗА. Вы у нас главный. Хах-ха-ха!

Я вышла из кабинета директора в отличном настроении. Ещё сильнее меня рассмешила попытка администрации школы запретить участникам «Лазиодоры» общаться между собой.

НИНА. Максим, Лиза, вы отстраняетесь от учёбы до Рождества. Приказ директора.

ЯН. Можно мне тоже в школу не ходить.

НИНА. Нет, Ян, ты продолжишь учиться.

ЯН. То есть учить вас, так вы хотели сказать?

До рождества оставалось меньше месяца. Разумеется, отстранение от учёбы совсем не помешало нам общению с «лазиодоровцами». Наоборот, теперь мы больше времени проводили в клубе. Десять лет – столько я мучаюсь в этой школе —  я была послушной девочкой и только сейчас поняла, насколько я была глупой. О, как приятно теперь оказаться в плохой компании! Мальчики в компьютерном клубе играли в игры, курили прямо в котельной, матерились, пили пиво, смотрели порно на видеомагнитофоне.

ЯН. Ну что, девочка, ничего не смущает?

ЛИЗА. Кажется, мне нравится здесь.

Я догадывалась, что это не просто компьютерный клуб. По школе ходили слухи, будто Ян создал альтернативный ученический совет. И это было правдой.

ЯН. Игроки! Внимание. Заседание «Лазиодоровцев» объявляю открытым.

Все парни послушно отвернулись от мониторов.

ЯН. У меня неприятная новость. Нас снова поимели. Двух наших товарищей избили охранники Стаса. Мы с Максом посетили ребят в больнице, они рассказали, что их избили за то, что они носят галстук «Лазиодоры». Стас злиться на собственную беспомощность и тупость. Этот трус боится нас. Но у него есть власть. Он пользуется своей безнаказанностью и избивает до полусмерти наших товарищей, пока мы прячемся в подвале и играем в компьютерные игры. Он украсил школу камерами видеонаблюдения, чтобы следить за каждым нашим шагом. А мы продолжаем сидеть и играть в компьютерные игры. До каких пор мы будем прятаться?

МАКС. Короче, пацаны, надо уже действовать. Вы же, блять, не лохи какие-то.

ЛИЗА. А что вы предлагаете?

МАКС. Тебя никто не спрашивает.

ЯН. Нет, Макс. Лиза теперь в нашей команде. И между прочим эта девочка сделала больше, чем любой из вас. Она не побоялась публично унизить Стаса.

Ян мне будто открыл глаза. Как я раньше не замечала, что Стас просто тупой идиот, трус и никчёмный человек. Всё, что он делал для школы на самом деле – для его собственной безопасности. Школьная форма – для того, чтобы все потеряли индивидуальность. Запрет умных книг – для того, чтобы мы перестали думать. Уроки православия – для того, чтобы мы научились бояться власти.

ЛИЗА. Я готова отомстить за парней, которых избили.

ЯН. Месть? Нет, Лиза. Мы должны драться не за месть, а за справедливость, за свободу, за собственную независимость. Стас, за которым ты ходила хвостиком – не просто сынок кремлевского мужика. Стас – это наше будущее. Подумай сама, кем он станет, когда вырастит. Его путь в Кремль уже проложен.

МАКС. Короче, Стас должен сдохнуть.

ЯН. Все кто хочет заковать нас в цепи должны умереть от укуса Лазиодоры!

Ян с поразительным красноречием говорил о свободе и о том, что Россию может спасти только освобождения от рабства и мещанства. Он произносил свои речи, на фоне из видеомагнитофона звучали стоны из порнофильма, потные мальчишки кричали Яну «ДА!»… Я уже не слышала его слов, я представляла, как  он целует меня… Здесь я впервые призналась себе в том, что влюблена в Яна. 

МАКС

Конечно, убить Стаса было практически невозможно. С ним всегда охрана. Да и не собирались мы никого убивать по-настоящему. А вот отправить Стаса и его шайку в реанимацию – почему бы и нет?

ЯН. Друзья, я рад, что вы остаётесь преданны клубу Лазиодора.

МАКС. Тот, кто не снами – против нас!

ЯН. Нет! Вы вправе уйти. Но тот, кто останется с нами — продолжит борьбу против той системы, которая унижает нас сейчас и будет унижать всегда.

Ян стал нашим лидером. Он будто не из нашего мира! Будто спаситель из будущего!

ЯН. Сейчас Стас и его шайка – никчёмная кучка лохов. Но они пытаются править нами. А через 20 лет эти уроды заточат нас в тюрьмы, а страну превратят в полицейское государство. Сегодня они заставляют нас носить школьную форму и решают за нас, что можно читать, а что нет. Завтра они запретят свободу слова! Если мы не уничтожим эту заразу сейчас, потом будет поздно.

Такое ощущение, что он видел будущее и вернулся, чтобы спасти нас. Он как хороший Терминатор, который вернулся к нам, чтобы убить гадкого повстанца Джона Коннора.

1999, Декабрь

ЧАСТЬ III

ЛИЗА

За неделю до рождества, Ян впервые провожал меня до дома. Неужели я ему нравлюсь?

ЯН. Для девочки ты очень хорошо разбираешься в химии. Многие школьницы получают хорошие отметки, но при  этом их головы пусты. Ты не похожа на них.

ЛИЗА. Мне с детства была интересна химия и биология. Ещё до школы увлекалась этим. Это благодаря отцу, он же химик по образованию. Видать у меня его гены.

ЯН. Мне очень нравится твой план отравить Стаса во время выпускного вечера.

ЛИЗА. Спасибо. Только не уверена, что получится. Охрана будет усилена, скорее всего на Рождество будут есть еду не из столовой. Для такой элиты как Стас и его друзья повара будут готовить отдельно.

ЯН. А что если отравить воздух?

ЛИЗА. В принципе всё что угодно можно отравить.

ЯН. Можно откровенный вопрос?

ЛИЗА. Конечно..

ЯН. Почему ты вдруг решила вступить в клуб «Лазиодора»?

ЛИЗА. Ян… наверное ты догадываешься, что я к тебе не равнодушна?

ЯН. Я тебе нравлюсь? Но ведь это не причина идти на преступление.

ЛИЗА. Верно. Возможно, я злюсь на себя. Столько лет я ходила в ученический совет, желая приобщиться к интеллектуалам, быть частью чего-то важного. Но оказалось, что Стас, которого я так уважала, не более, чем гнусный избалованный мальчишка. Я ошибалась во многом. Я забыла о том, что с детства увлекалась наукой и мечтала стать ученым. А потом я оказалась в ученическом совете и слишком увлеклась отвратительной политикой школьных реформ. А увидев тебя, я поняла, что если кто и может что-то изменить в лучшую сторону, так это ты.

ЯН. Что ж… ты должна понимать ещё одну важную вещь. Во время праздничного вечера мы, вероятно, и сможем отравить Стаса и остальных… Но он продолжит жить. И он станет ещё опаснее. Ты ведь понимаешь это?

ЛИЗА. Я думала об этом.

ЯН. Ты понимаешь, что я хочу сказать, Лиза?

ЛИЗА. Наверное.

ЯН. Ты веришь в меня?

Ян дотронулся пальцами до моих губ. Я закрыла глаза. И почувствовала, как он нежно касается губами моего ушка. Горячим шепотом он произнёс то, чего я так ждала:

ЯН. Это будет наш маленький секрет. Только ты и я дойдём до конца. 

МАКС

Вот и настал тот день. Сегодня мы покажем им что с нами шутки плохи! Все школьники собрались в актовом зале, чтобы отметить Рождество. Лиза и Ян придумали какой-то хитрый план, как отравить школьников.

ЯН. Так как у нас не получится пронести через охрану школы этот яд, мы пустим его по трубам отопления через этот котёл.

МАКС. А что за яд? Он ведь их не убьёт?

ЛИЗА. Эм… нет, но они будут блевать собственной кровью. Стас и его шайка надолго запомнят этот день.

МАКС. А что если все сразу догадаются, что это мы сделали?

ЯН. Мы зальём ядовитую смесь в котел. А потом просто запрограммируем этот компьютер так, чтобы давление в котле быстро поднялось до критического значения. Трубы лопнут и яд попадёт в воздух в актовом зале.

Я ещё тогда подумал, что Ян с самого начала, как только в первый день работы клуба подключил котел к компу, знал об этом плане.

ЯН. А чтобы подозрение на нас не пало, мы сами в этот момент будем находиться в школе.

МАКС. Нафига? Я не хочу блевать кровью.

ЛИЗА. Я сделаю всем нам укол с противоядием.

МАКС. Бля… ненавижу уколы. А они точно нам помогут?

ЯН. Доверьтесь этой девочке.

Для всех «Лазиодоровцев» это был неожиданный поворот. Но с другой стороны так и нужно было сделать.

ЛИЗА

Я, как и обещала, сделала всем укол. Ян настроил компьютер. Механизм запущен. Через час трубы лопнут. Мы отправились в школу как ни в чём не бывало. Все «Лазиодоровцы» заняли места в актовом зале. В школе были охранники, все учителя и родители выпускников. В том числе здесь был отец Стаса. Ян снова коснулся губами моего уха.

ЯН. Нам пора.

Я едва заметно кивнула.

ЯН. И помни: невинных нет.

ЛИЗА. Знаю.

Он взял меня за руку, и мы вышли из школы. Мы сели в двух кварталах от школы и закурили. Мои руки дрожали от волнения.

ЯН. Ещё сомневаешься?

ЛИЗА. Нет.

ЯН. Напрасно ты думаешь, что мы предали наших друзей. К сожалению, они нам не друзья. Все участники «Лазиодоры» — просто идиоты. Масса, которая нужна была нам с тобой, чтобы мне поверил один человек. Если бы не эта тупая масса, Макс бы не поверил в то, что он должен убить Стаса и его шайку. На самом деле Максу на всё плевать, у него нет никаких жизненных ориентиров. Он просто инструмент.

ЛИЗА. Я понимаю..

ЯН. Но без таких инструментов, как Макс, у меня бы не получилось уничтожить это гнездо. Я хочу сказать, что таким же инструментом могла стать ты в руках Стаса. И такими инструментами были всё его окружение. Тираны не могу оказаться у власти без помощи людей. Невинных нет.

И тут я вздрогнула от сильнейшего грохота. Это взрыв. Это взорвалась наша школа. Конечно же, в трубах был не какой-то яд. Это была термоактивная смесь. Трубы лопнули, смесь соединилась с кислородом и разнесла школу на осколки.

ЛИЗА. Мы убили две сотни человек.

ЯН. Предстоит ещё больше. Россию очистить можно только так.

МАКС

Когда я получал диплом, я окинул взглядом зал. Места, где должны были сидеть Ян и Лиза были пустыми. Я сразу понял, что это какая-то подстава. Я увидел, как дрожат трубы отопления. Все кто находились в актовом зале тревожно оглядовались по сторонам, пытаясь понять что за посторонний шум, но никто не придал этому особого значения.Я бросился бежать прочь из школы. Никто ничего не понял, все провожали меня недоуменным взглядом… Школа взорвалась за моей спиной. Да, я признаю свою вину. Я причастен к этому теракту. Но прошу следователей отыскать настоящего убийцу. Это Ян. Думаю, если вы не поймаете его, он займёт то место, за которое борется на самом деле. И вы будете служить террористу и законом террора. Пока он жив, сети «Лазиодоры» становятся гуще и шире.

ЛИЗА

За ним охотилось ФСБ. А теперь его имя в избирательных бюллетенях. И уже все давно забыли о том, кто мы. Нас выбирает одурманенный народ. Что ж… всё верно: невинных нет.

2017 год, декабрь

ЯН. В предвыборной кампании должна участвовать именно ты.

ЛИЗА. Но почему?

ЯН. Во-первых, гендерный признак. Народ можно убедить в том, что женщина лучше знает, что нужно этой обнищавшей стране. Образ матери, которая помогает голодным детям выжить. Во-вторых, у тебя идеальная репутация, ты из хорошей семьи.

ЛИЗА. А что будем делать с нашим другом Максом? Мои источники информации говорят, что он достал на нас компромат. В частности, доказательства того, что мы организаторы теракта в метро.

ЯН. Макс пустое место. А правда слишком безумна, чтобы в нее поверил народ.

ЛИЗА. А я всё-таки предлагаю его убить.

ЯН. Не надо предлагать. Если считаешь нужным – делай.